Из Башкортостана с любовью. Гаджимурад Омаров – «Черновику»

Гаджимурад Омаров давно в дагестанской политике. И так сложилось, что он в ней скорее вопреки сложившейся в Дагестане политической практике, когда должность депутата проходит «предварительный кастинг» в кабинете руководства республики. Так было и во времена Магомедали Магомедова и Магомедсалама Магомедова, так произошло и сейчас, при Рамазане Абдулатипове. Дагестанец, сумевший избраться в Государственную Думу от Башкирии, но не забывающий о своих земляках и готовый им помогать, Омаров рассказывает в своём интервью о том, что не хватает наше республике…

– Вас можно считать депутатом с большим политическим опытом. Почему в этой избирательной кампании Вы приняли решение баллотироваться через другой регион страны? Было ли это необходимостью или обычным распределением политических ресурсов партии?

– Распределение ресурсов партии здесь ни при чём. Реальность такова, что если бы я участвовал в выборной кампании в Дагестане и даже получил 90% голосов избирателей, мне не удалось бы получить мандат. Обусловлено это моими убеждениями и взглядом на социально-экономическое развитие республики, отношением к людям, проживающим в республике, – они резко отличаются от курса и линии, проводимой руководством Дагестана. Это и стало причиной инцидента, который произошёл на конференции ДРО «Справедливая Россия» в Махачкале. Для меня не представлялось после этого возможным участвовать в выборной кампании в Дагестане. В подтверждение мы видим, как прошла выборная кампания в республике – сейчас все об этом знают и на уровне СКФО, и в ЦИКе РФ. Мне не хотелось быть участником этого негативного, бесполезного и бесперспективного процесса. Поэтому и было принято решение избираться от Башкирии.

– Какие ещё регионы входят в сферу вашей ответственности, помимо Республики Башкортостан?

– Помимо Республики Башкортостан, фракция «Справедливая Россия» в Государственной думе закрепила за мной Республику Татарстан и Московскую область. Но по какому бы субъекту депутат ни был избран в Государственную думу, его это не ограничивает в защите конституционных прав граждан любого региона России. Поэтому мы рассматриваем любые жалобы и обращения граждан России, независимо от того, с какого региона они обратились, будем оказывать содействие и помогать всем людям в реализации их законных прав.

– В Дагестане у Вас много сторонников и соратников. У многих из них, не исключено, возникает вопрос: смогут ли они рассчитывать на законодательную помощь и поддержку с вашей стороны? Как вы намерены действовать в этой ситуации?

– Да, безусловно, помогаем и будем помогать. В Дагестане я получил  в тяжелейшем противостоянии с властью голоса своих избирателей, в нереально напряжённой избирательной кампании.  Того доверия, которое было мне оказано дагестанцами в 1999 году, мне достаточно, чтобы всю жизнь представлять интересы этих граждан. Порядочных, честных и трудолюбивых людей, которые болеют душой за свою республику, свою историю, своё будущее. Поэтому я готов в любом статусе их поддерживать, где бы ни трудился. Ещё раз хочу заявить: есть наш сайт, есть контактные телефоны, электронные адреса, адрес Государственной думы. Любой человек, гражданин Российской Федерации, чьи законные права ущемляются, может обратиться ко мне как к депутату Государственной думы, и мы окажем всевозможное содействие в реализации законных гражданских прав.

– Не секрет, что ваши взаимоотношения с действующим руководством Дагестана далеки от идеальных. Есть ли сейчас у Вас какое-либо взаимодействие с ним? Находите ли поддержку?

– Мне бы хотелось, чтобы руководство Дагестана всё-таки развивало республику, поддерживало её позитивный имидж, интересы и запросы наших граждан в другом понимании, чем это делается на сегодняшний день. Ужасно позорящая республику картина, которая происходила в последние месяцы, связанная со сбросом сточных и канализационных вод в систему водоснабжения города, отравление большого количества жителей Махачкалы, хаос, который творился на дорогах, – эти вопросы не возникли ниоткуда, им уже давно не уделялось должного внимания, плюс к тому – растаскивание бюджетных средств, которые выделяются на решение этих проблем, – всё это привело к такому кризису. Не дай бог будет землетрясение в Дагестане, я себе представить не могу, как могут устоять эти на скорую руку построенные, с грубейшими технологическими нарушениями многоэтажные здания. Как они себя поведут, как выдержат. Поэтому готов взаимодействовать с любой властью, с любым руководителем, любой организацией, которая беспокоится о дагестанцах, о республике, о её позитивном имидже, думает о будущем Дагестана, и сделаю всё от меня зависящее в рамках правового поля. Я давно готов к сотрудничеству, но пока себе плохо представляю, каким образом я могу сотрудничать с той властью, которая до ручки довела республику,  с властью, к которой практически нет никакого доверия народа, нет никакого рейтинга, властью, которая себя окончательно дискредитировала не только перед дагестанцами, но и перед всей Россией. Все сегодня знают общественно-политическую ситуацию в Дагестане. Нужно менять эту ситуацию, я и мои сторонники, все будем содействовать той структуре и тем людям, которые возьмутся за это тяжёлое дело.

– Как Вы планируете строить свою работу в Дагестане, учитывая, что простые дагестанцы, скорее всего, будут искать поддержку и помощь от Вас, независимо от того, откуда вы избирались в Государственную думу? Есть ли у Вас для этого какие-то практические инструменты?

– Практические инструменты для решения многочисленных проблем, которые накопились в республике, у депутата Государственной думы, конечно, есть. Мы открыты для взаимодействия с людьми, которые думают об этих проблемах, хотят внести свою лепту в их решение. Я рассчитываю на сознательных активных молодых людей, которых не устраивает ситуация, сложившаяся в Дагестане, готовы принять участие и оказать помощь республике своими действиями, патриотизмом, своим духом. Нужно объединяться и решать накопившиеся проблемы. Со своей стороны мы окажем этим людям всестороннюю поддержку.

Источник